«Почему за Киото – будущее?» – Standart на русском #7

Сегодня мы предлагаем вашему вниманию отрывок из статьи Кета Накамуры под названием «Почему за Киото – будущее? На пути к пост-капитализму», опубликованной в VII номере русской версии Standart.
 
 

 
Мы живем в эпоху капитализма
Однажды, когда все с нетерпением ждали окончания сезона дождей, ко мне в Киото приехал погостить друг, работающий в Токио в сфере бизнес-консалтинга. Во время ужина разговор зашел об Oyamazaki COFFEE ROASTERS — цехе по обжарке кофе, которым управляем мы с женой. Я сказал, что хоть мы и планируем сейчас немного расширить производство, на этом увеличение масштабов нашего бизнеса закончится. Тогда мой друг спросил: «А почему бы тебе не сделать бизнес крупнее? Разве ты не хочешь больше зарабатывать?» Я ответил: «Да ведь нынешние объемы идеально подходят. Важнее всего, чтобы семья могла продолжать спокойную жизнь, а мы сами могли бы концентрироваться на работе по обжарке и доставке кофейных зерен».
Услышав это, друг вновь задал мне вопрос: «А разве бизнес не становится крупнее, даже если ты этого не хочешь? Возможно ли вообще сохранять объемы?»
Эти слова моего друга, чья работа связана с менеджментом компаний, прекрасно отражают ощущение от общества, в котором мы живем. И ощущение это заключается в следующем: мы живем в эпоху капитализма. В своей книге «Капиталистический реализм» британский критик Марк Фишер писал: «Легче вообразить конец света, чем конец капитализма». Этот лозунг схватывает именно то, что я имею в виду под выражением «капиталистический реализм», а именно: широко распространенное ощущение не только того, что капитализм является единственной жизнеспособной политической и экономической системой, но и того, что теперь невозможно даже вообразить непротиворечивую альтернативу ему.
Похоже, что для моего друга тот стиль ведения бизнеса, о котором я говорил, был даже не столько объектом для критики, сколько чем‑то действительно выходящим за границы воображения. Однако многие люди отмечают, что из‑за глобального капитализма, который после банкротства Lehman Brothers не то что не приостановился, а, скорее, продолжил набирать обороты, усиливаются социальные различия и обостряются проблемы окружающей среды.
Посмотрим, например, на мир кофе: с одной стороны, есть кофейни, которые делают большой капитал своей движущей силой и продолжают расширяться глобально, но, с другой стороны, страны-производители по‑прежнему сталкиваются с большими проблемами. Впрочем, кажется, что немногие сегодня задумываются о том, что в основе той структуры, которая зовется капитализмом, лежат повседневная работа и жизнь. После того, как я уволился со своего предыдущего места работы — фирмы по бизнес-консалтингу (друг, о котором я писал выше, был моим коллегой по этой фирме), то я размышлял о том, что хочу быть как можно дальше от капитализма. И я смог немного продвинуться по этому пути. В статье мне хотелось бы поделиться некоторыми подсказками из моих размышлений и практики, которые позволят перейти к обществу посткапитализма. Огромное количество наблюдений мне подарила культура такого города, как Киото.
 
Что такое капитализм?
Кстати говоря, что же представляет собой капитализм? Для того чтобы размышлять о посткапитализме, необходимо вначале понять, чем же, собственно говоря, является капитализм. В Интернете и книгах даются самые разные объяснения, но определения типа «Капитализм — это…» довольно сложные, и в зависимости от позиции автора, региона и эпохи это понятие объясняется по‑разному. Однако же, каким бы сложным ни было определение, можно ухватить суть. Экономист Рюдзи Сасаки в своей книге «Теория капитала Маркса. Серия “Мировые идеи”» следующим образом объясняет теорию немецкого мыслителя Карла Маркса:
Частная собственность на средства производства была украдена у рабочих, и средства производства продолжают аккумулироваться на основе капитала. Децентрализованные мелкомасштабные средства производства сливаются воедино и становятся крупномасштабными. <…> Проигравшие в конкурентной борьбе капиталисты будут подвергаться естественному отбору, и аккумулирование средств производства на основе мелкого капитала будет постепенно продолжаться.
Одним словом, становление капитализма привело к тому, что средства производства, с помощью которых крестьяне и ремесленники самостоятельно производят товары, оказались отделены от обладавших ими предпринимателей (или, как говорилось ранее, мелкого капитала) и люди были вынуждены жить, продавая такой товар, как рабочая сила, капиталу, обладающему средствами производства (например, предприятиям). Кроме того, капитал на рынке подвергается конкуренции, и получается, что, для того чтобы победить, ему необходимо постоянно расти. Вероятно, можно считать, что двумя столпами капитализма являются отделение рабочих от средств производства и принуждение к конкуренции и росту.
 
Антиутопичность и дисфункциональность капитализма
Когда я вышел из дома утром на следующий день после Великого восточно-японского землетрясения 2011 года (тогда я жил в Токио), люди как ни в чем не бывало шли на работу. Думаю, что, безусловно, в душе их обуревали разные чувства. Но, несмотря на это, они шли в фирмы и принимались за работу. В компании, где работал я, было так же — мои коллеги расстались с семьями и вернулись на рабочие места, чтобы провести запланированный запуск системы контроля над производством компаний, являющихся нашими клиентами, которая вот-вот должна была выйти на рынок. И все это происходило в тот самый момент, когда шок еще не прошел и до конца не было ясно, какими будут последствия аварии на АЭС «Фукусима-1».
Капитализм не терпит остановок. Если стоять на месте, то клиенты могут уйти, рейтинги могут упасть, а конкуренты могут победить, — так капитализм продолжает оказывать давление на людей. Марк Фишер подчеркивает, что одним из проблемных моментов капитализма является его влияние на психическое здоровье: «Эпидемия психических расстройств» в капиталистических обществах может указать на то, что капитализм, не являясь единственной работающей социальной системой, на самом деле дисфункционален по самой своей природе, так что издержки на демонстрацию его работоспособности весьма велики. Если так будет и дальше, то во что же превратится мир, в котором мы живем? В наше время, когда уже 150 лет прошло с тех пор, как Маркс упомянул понятие «продажа рабочей силы», капитализм, пользуясь помощью новых технологий, продолжает продавать различные вещи. Сейчас частные лица ведут себя, точно акционерные компании, и появляются сервисы, позволяющие получать финансирование с рынка с помощью своей валюты, и даже сервисы, предлагающие сделки с «временем» людей. Развивается коммерциализация «времени» и «доверия», выросла конкуренция в условиях структуры, которая называется экономикой «доверия и рейтингов».
Учитывая все это, какое же нас ждет будущее? Экономист Кацухито Иваи в интервью для NHK отмечает следующее: Есть мнение, что так называемая экономика рейтингов, или же экономика доверия, порождает экономику без денег, но на самом деле экономика рейтингов является страшнейшей антиутопией. <…> Люди начинают конкурировать за рейтинги, и все сводится к игре с нулевой суммой. <…> Возникает бесконечная конкуренция за рейтинг. Лично я стремлюсь к будущему, которое будет отличаться от этой антиутопии. Размышляя об этом, я обратил внимание на то, что в городе Киото, где я живу, есть некоторые подсказки.
 
Мелкий бизне с Киото и идея антикапитализма
В настоящий момент мы с супругой управляем цехом по обжарке кофе в Киото. Если бизнес не очень большой, то и образ жизни на работе и дома будет скромным и простым. И для Киото этот образ жизни не является чем‑то удивительным, пусть он и показался необычным моему токийскому другу. В Киото живут ценности и идеи, отличающиеся от идей капитализма, о которых я говорил ранее. Я бы назвал это «киотской идеей антикапитализма».
Приведу конкретный пример. Для меня самая близкая и понятная тема — это кофейни. В Киото, где по данным исследования Министерства внутренних дел и коммуникаций Японии, каждая семья всегда тратит на кофе большие суммы, кофейная культура глубоко укоренилась. Конечно же, в городе работают известные кофейни с историей, но постепенно открываются и новые заведения, цехи по обжарке, и в принципе кофейни можно наблюдать во всех уголках Киото. Несмотря на это, горизонтальные связи между теми, кто имеет отношение к кофейному миру Киото, очень сильны, и в этой атмосфере люди стремятся не столько к конкуренции, сколько к гармоничному сосуществованию. Фактически в наш магазин нередко приходят клиенты, которым порекомендовали нас другие кофейни, и мы сами при необходимости рекомендуем клиентам те кофейни, которые наиболее соответствуют их предпочтениям. Постоянно проводятся мероприятия для кофеен Киото, и можно сказать, что общение между владельцами заведений и клиентами, которое при этом происходит, делает кофейную культуру Киото более богатой. Если послушать жителей других городов, работающих в кофейной сфере, то становится ясно, что там подобных связей между коллегами не наблюдается. Так почему же мирное сосуществование предпринимателей представляется возможным в Киото? Думаю, это потому, что абсолютно все заведения не желают беспорядочно расширяться. Предприниматели ценят всех клиентов в своем районе и развивают там торговлю. Все прекрасно понимают, что расширять бизнес, уводя чьих‑то клиентов из‑за конкуренции, — это плохо.
В Киото вот уже более тысячи лет существуют чайные дома. Они не расширяют свой бизнес, но продолжают работать, хотя одни и те же сладости там вручную изготавливаются усилиями практически одной только семьи, владеющей чайным домом. Такие концепции, как маркетинг и развитие продукции, надо полагать, здесь практически немыслимы. Кроме того, выражение «Первому встречному отказать!», символизирующее торговлю в Киото, по сути означает, что приоритет следует отдавать проверенным клиентам, и очевидным образом подчеркивает тот факт, что доверительные отношения с клиентами, а также поддержание высокого качества товаров и услуг ценятся гораздо выше расширения объемов торговли. Наконец, эта система ценностей поддерживает устойчивую экономику, затрагивающую все поколения.
Стиль бизнесменов Киото противоречит сути капитализма, которая заключается в отделении рабочих от средств производства и принуждении к конкуренции и росту. Думаю, что для «киотской идеи антикапитализма» характерны такие принципы, как «цените то, что сделали своими руками», «не требуйте избыточного роста», «не конкурируйте и уважайте друг друга». Эта идея, которая появилась задолго до того, как капитализм укоренился в Японии, прошла эпоху капитализма и даже сейчас продолжает жить в Киото, оставаясь неизменной.
«Почему за Киото – будущее?» – Standart на русском #7

Text with icon

Share some useful information about shipping, returns or discounts.